в начало

Архив / Путь в Беловодье и пещерные скиты "бегунов"*
В.Г. Иванченко.


версия для печати (69 Кб, .doc)

     Легенда о Беловодье восходит к таким памятникам литературы Древней Руси как "Хождение Зосимы к брахманам" и "Сказание об Индийском царстве". Уже в XIV в. новгородский архиепископ Василий писал, что "рай на востоке, созданный Адама ради, не погиб". (Памятники..., 1981. С. 49). Исследователи эзотеризма ставят легенду о Беловодье в ряд представлений о "священной стране в Азии", носящей в разных источниках названия Шамбалы, Агартхи, Туле. В контексте нашего сообщения примечательно, что данная эзотерическая традиция всегда связана с образом пещеры как символом "внутреннего", "пространства сердца", "убежища духа" (Генон, 1993. С. 119).
     Распространение легенды о Беловодье, впервые зафиксированное на Алтае в 1807 году, было связано с "конспиративной деятельностью чрезвычайно своеобразной крестьянской анархистской религиозно-общественной организации – секты «бегунов», или «странников»" (Чистов, 1967. С. 240). Основным источником по истории легенд являются "Путешественники" – переписываемые крестьянами листки, в которых указывается маршрут до страны Беловодье. Все маршруты проходили через Барнаул, Бийск, р. Катунь, Красный Яр деревни Ая, Устюба, Уймонская, т.е. вели на юг Алтая и далее к югу. Весь маршрут излагался в "Путешественнике" как путь от "странноприимца" к "странноприимцу", причем настойчиво говорилось о пещерах или "фатерах", в которых можно в случае нужды укрыться. Во многих списках "Путешественника" обилие пещер связывается с деревней Устюбой (Устьбой, Усть-Убой): "около их множество пещер тайных", "около их деревин множество пещер и в них живут скрытники" (Чистов, 1967. С. 254). И Айская, и Уймонская деревни легко находятся на карте Алтая, а вот Устюбу В.К. Чистов искал в Восточном Казахстане, на реке Убе. Однако речка Устюба – это левый приток Катуни, впадающий несколько выше с. Ая, а деревня Устюба еще в 60-х годах нашего века существовала на истоке одноименной реки. Обе деревни относятся к территории Алтайского района.
     В 1840 году на запрос следствия МВД исправник Бийского округа сообщал, что в его округе существуют старообрядческие деревни Усть-Уба, Ая, упоминаемые в "Путешественнике", и что вокруг них находятся непроходимые леса с множеством потайных мест для укрывательства беглых. В 1836 г. в этих лесах была проведена очередная облава, и власти обнаружили несколько келий, некоторые из которых находились даже в дуплах деревьев, высохших на корню (Лобанов, 1980. С. 210).
     Верхнюю часть бассейна р. Устюбы занимает хорошо изученный карстовый участок, на котором сосредоточены 5 из 10 крупнейших пещер Алтая, в том числе и глубочайшая пещера Сибири (Кёк-Таш). В данном сообщении мы остановимся на двух пещерах, наиболее удобных в качестве убежищ. Они расположены на расстоянии 1,5 км друг от друга в скальных обнажениях, окружающих котловину Камышлинских болот (6 км к востоку от бывшего с. Устюбы и 30 км на юг-юго-запад от с. Ая).
     Пещера Дезертирская более незаметна и, по рассказам местных жителей, еще в 20-х годах укрывала антисоциальных элементов. До сих пор у входа сохранилась каменная кладка, к стене прислонена вросшая в землю старая лиственничная плаха с Т-образной бойницей, служившая дверью. В дальней части пещеры, в узости, был найден обломок железного серпа. Некоторую старинную утварь вынесли из пещеры жители села Камлак. Вход в пещеру Камышлинскую хорошо виден издалека, так как лес вокруг был вырублен. Пещера часто посещается туристами, и существенных примет прошлого в ней не сохранилось. Пещера чрезвычайно удобна широким привходовым навесом, просторным первым гротом с естественной трубой, дающей освещение и позволяющей зажигать огонь непосредственно под сводом.
     Эти две пещеры выделяются из числа часто встречающихся в окрестностях Устюбы гротов наличием постоянной зимней температуры (+5°С).
     Ни в одной из пещер археологические раскопки не проводились. Известно, что изученные пещерные археологические памятники Алтая (Денисова, Страшная, им. Окладникова) расположены па небольших относительно базиса эрозии высотах и доступными стали не раннее 50 тыс. лет назад (Малолетко, 1989. С. 14). Пещеры, описанные нами, находятся на водоразделе и вскрылись на несколько порядков лет раньше. Расположенность на вершине горы имеет и определенный сакральный смысл, важный в религиозной традиции (Топоров, 1982., С. 312).
     Говоря об алтайских пещерах как религиозных скитах, следует упомянуть и о пещере на южном склоне г. Синюхи (южнее Белокурихи), где, по свидетельству краеведа начала века, еще в десятых годах обитал некий монах-отшельник (Хребтов, 1919. С. 20).


*  Статья предоставлена автором. Впервые опубликовано: Сохранение и изучение культурного наследия Алтайского края: Материалы научно-практической конференции. - Барнаул, 1995. - С. 214-217.

в начало